Skip main navigation

Разбор примера из сферы судебной медицины: конфликт на Балканах

Судебные антропологи продолжают выявлять пропавших без вести в результате конфликта на Балканах. Доктор Анес Йогунчич обсуждает сложный случай.
Куча разобранных человеческих останков у подножия утеса. Рядом были размещены таблички с номерами и планшет для описания останков.
© Anes Jogunčić

Анес Йогунчич (Anes Jogunčić), научный сотрудник факультета судебной медицины Сараевского университета, рассказывает об одном из более сложных случаев эксгумации, с которым он столкнулся в ходе работы над установлением личности пропавших без вести в конфликте 1990-х годов. А. Йогунчич прошел специальное обучение в Даремском университете по направлениям «Остеология несовершеннолетних» и «Использование стабильных изотопов и пептидного анализа в судебной антропологии».

Photograph of Dr Anes Jogunčić Доктор Анес Йогунчич, Сараевский университет

Судебная медицина в большинстве стран ассоциируется прежде всего с проведением вскрытий, токсикологических исследований и анализа ДНК. Здесь, в Боснии и Герцеговине, мы активно вовлечены в процесс эксгумации останков. Во время Югославских войн в 1992—1995 годах без вести пропали 35 тыс. человек. На сегодняшний день, в 2019 году, пропавшими без вести остаются приблизительно 7 тыс. человек. Согласно законодательству Боснии и Герцеговины судебно-медицинские эксперты участвуют в поиске пропавших без вести, в том числе в процессе эксгумации, аутопсии и установления личности.

Вместо с коллегами по факультету я работал над десятками эксгумаций, в том числе в местах массовых захоронений. Здесь я опишу один из самых трудных случаев: массовое захоронение у обрыва Коричани на горе Влашич. Место захоронения расположено на расстоянии приблизительно полукилометра от деревни Коричани на высоте от 750 до 1100 м над уровнем моря. Важной особенностью рельефа является ущелье глубиной приблизительно 350—400 м.

Во время конфликта около 200 мужчин было казнено на вершине обрыва. Их тела оставили на месте смерти (первичное местоположение). Через некоторое время сильно разложившиеся тела оттащили на несколько десятков метров и сбросили в ущелье, где происходило дальнейшее существенное разложение останков с нарушением их целостности (вторичное местоположение).

A jumble of bones at the base of a ravine. Decayed clothing and other debris is present. A forensic anthropologist and a toolbox are present along with tape demarcating the site Разрозненные останки и истлевшая одежда (авторское право — Anes Jogunčić)

A close up picture of the human remains from the site. Numbers and tape are near to the bones and the gloved hand of a forensic anthropologist is visible Останки крупным планом (авторское право — Anes Jogunčić)

Для того чтобы начать обработку захоронения, мы разделили братскую могилу на четыре сектора. Останки ожидаемо были сильно смешаны, а их целостность — нарушена. Например, всего в одной части сектора обнаружено семь левых бедренных костей и лишь одна правая. В общей сложности из общей могилы извлечено 86 целых черепов, 137 частей тела и 200 мелких костей, которые не удалось отнести к конкретному человеку.

В центре опознания останки были очищены и исследованы в целях определения половой принадлежности, возраста и роста. В ходе этих предварительных мероприятий также определялось минимальное количество индивидов (МКИ) и фиксировались повреждения. Были зафиксированы все следы повреждений на костях, а также все личные вещи, доставленные с места захоронения. Во время эксгумации и исследования в лаборатории были предприняты попытки соотнести как можно больше костей с отдельными телами.

Если группа экспертов была уверена, что конкретные кости принадлежат одному человеку, для анализа ДНК группы костей отбирался всего один образец. Однако в других случаях, когда группа костей извлекалась из одного сектора, но возможность связать их с другими индивидами отсутствовала, образец ДНК требовалось отобрать из каждой трубчатой кости. Мелкие кости кистей рук и стоп ног не использовались, за исключением случаев, когда их обнаруживали в одежде.

В результате смешивания количество собранных образцов ДНК существенно превышало то, которое обычно требуется для останков 200 человек. По причине высокой степени смешивания костных останков и алгоритмов отбора образцов ДНК группа собрала в общей сложности 1320 образцов и теперь ожидает результатов анализа. Обработка смешанных останков требует гораздо бо́льших денежных и временны́х затрат, чем отбор образцов при исследовании первичных захоронений.

Это уникальный объект, не совсем вписывающийся в какие-либо современные определения массового захоронения. Возникает вопрос, как его классифицировать. Нынешние классификации массовых захоронения основаны на очень конкретных определениях и обычно относятся к первичному месту погребения (ранее — первичное массовое захоронение). Здесь мы рассматриваем останки из вторичного места погребения. В данном случае первоначальное место убийства стало временным местом поверхностного погребения; как следствие, мы отстаивали необходимость дополнительного определения вре́менного места погребения.

Д-р Анес Йогунчич

© Anes Jogunčić
This article is from the free online

Forensic Archaeology and Anthropology (Russian)

Created by
FutureLearn - Learning For Life

Our purpose is to transform access to education.

We offer a diverse selection of courses from leading universities and cultural institutions from around the world. These are delivered one step at a time, and are accessible on mobile, tablet and desktop, so you can fit learning around your life.

We believe learning should be an enjoyable, social experience, so our courses offer the opportunity to discuss what you’re learning with others as you go, helping you make fresh discoveries and form new ideas.
You can unlock new opportunities with unlimited access to hundreds of online short courses for a year by subscribing to our Unlimited package. Build your knowledge with top universities and organisations.

Learn more about how FutureLearn is transforming access to education